Инжэкон Кафедра коммерческой деятельности и предпринимаьельства
Инжэкон Кафедра коммерческой деятельности и предпренимательства
Суббота, 23 сентября 2017
На главную Написать Форум
Поиск
Новости
О кафедре
Научная работа
Абитуриенту
Студенту
Сотрудничество
Форум
Карта сайта
Разное
Проекты
Голосования
Координаты
Инжэкон


Голосования

 
Статистика
Rambler's Top100
 
 
 
 
Разное

60 летию победы посвящается

КОРОБЕЙНИКОВ Иван Нефедович

Профессор Иван Нефедович Коробейников – старейший преподаватель нашей кафедры, не будет преувеличением сказать, что все мы: преподаватели, лаборанты, аспиранты и студенты гордимся личным знакомством с этим удивительным человеком.

Биография Ивана Нефедовича, кавалера пяти боевых орденов и десятков медалей, заслуженного машиностроителя, директора огромного предприятия, деятеля науки и одного из ведущих преподавателей нашей кафедры, легко может стать основой интересного романа, полного неожиданных поворотов, а о фронтовой жизни Ивана Нефедовича было бы правильней снять художественный фильм, но нам пришлось ограничиться интервью, отрывки из которого мы и представляем в нашем буклете.

В феврале 1942 года восемнадцатилетний Иван Нефедович закончил третье артиллерийское училище, и был командирован из Ленинграда в Саранск, а уже в мае был направлен на Юго-западный фронт. В 1943 году он отвечал за важный участок связи под Сталинградом, потом был направлен на третий Белорусский фронт.

- Иван Нефедович, а какой эпизод вашей фронтовой жизни запомнился вам ярче всего?

- Было это в 1944 году под Витебском, в местечке Крынки, дислоцировались пехотный и артиллерийский полки. Я командовал батареей, в подчинении у меня были разведчики и связисты, мы стояли практически на немецком рубеже. Нам удалось выбить немцев с небольшой, но стратегически важной высоты, но, тем не менее, пехота наша отступила. Мы с бойцами всемером оставались на занятой высоте на немецких укреплениях, выставили оружие и периодически вели огонь, чтобы немцы не подобрались к нам с фланга. Но противник не собирался отдавать нам укрепленную высоту, траншеи из которой вели прямо на немецкую сторону, то и дело в ночное небо взлетали осветительные ракеты и нам были видны приготовления фашистов к наступлению.

И вот мы видим, в небо взвилась осветительная ракета. Что делать, нас то только семеро? Тогда я скомандовал: «Давайте бросать гранаты и пусть каждый орет во всю силу». Так и сделали – немцы заметили и ненадолго отложили наступление, мы - снова открыли стрельбу и побросали гранаты, между тем, вылазки немцев становились все чаще, и было очевидно, что так на крепком слове и на гранатах мы долго не продержимся.

Между позициями нашей артиллерии и пехоты и высотой, продержаться на которой любой ценой у нас был приказ командования, лежало заминированное болото. Среди нас была медицинская сестра, я подозвал ее и сказал: «Вот тебе записка, слушай меня внимательно, как только стемнеет, ты потихонечку, как я тебя учил, перейдешь минное поле и передашь записку командиру артиллерийского полка».

В записке, которую девушка передала на наши позиции, было написано: «ВЫЗЫВАЮ ОГОНЬ НА СЕБЯ».

И наша артиллерия открыла огонь. Били по немцам, и по нам, так как высота, где мы были, располагалась четко на линии огня. Немцы, в свою очередь стреляли по нам из 100 килограммовых фаустпатронов. Скажу одно, высоту мы отстояли.

Позже подошла наша пехота, и началось наступление нашей армии. Бои были очень тяжелые, полегло много и немцев и наших солдат.

- А как ваш подвиг, а ведь вызвать огонь на себя это самый настоящий подвиг, отметило командование?

- Да что там, какой подвиг, был у меня приказ, я его выполнял, как мог. Вызывают меня в землянку командир полка. Я: «Гвардии капитан Коробейников по Вашему приказанию прибыл!» наливает мне стакан водки, говорит: «Ну что, отстояли высоту – давай выпьем!» И достает две коробки: «Держи Коробейников, читай!» А там - два приказа, оказалось, что меня к награде представили дважды, и от артиллеристов и о пехоты. Так вот и получилось, что за одну высоту вышло мне два ордена: Великой отечественной Войны первой и второй степеней.

В общей сложности, Иван Нефедович провел на фронте 9 лет, служил на Дальнем Востоке в Корее и в Китае. Сразу после демобилизации вернулся в Ленинград, и, потеряв из-за денежной реформы все сбережения семьи и все, что сам заработал, Иван Нефедович поступил на завод Ленинец рабочим – испытателем, через год он уже стал заместителем начальником испытательного цеха. В 1951 году - новое повышение: Иван Нефедович стал начальником цеха и в течение пятнадцати последующих лет он был начальником нескольких цехов, замом главного инженера завода, главным контролером завода, не отрываясь от производства, получил высшее образование и постоянно занимался самообразованием.

И вот, в 1973 году Иван Нефедович был назначен генеральным директором знаменитого объединения «Русские Самоцветы». Вот что Иван Нефедович рассказал нам про свой первый рабочий день на «Самоцветах».

- Прихожу я на проходную с новеньким пропуском: «Здравствуйте, я ваш директор. Где тут мое кресло?». Освоился на новом месте я быстро, мне помогло знание производства, ведь не было на заводе должности, которую я бы не прошел. На «Самоцветах» было не только производство, были и конструкторское бюро и НИИ, который работал на всю страну.

После «Русских Самоцветов» Иван Нефедович возглавлял лабораторию на Ленэлектронмаше, занимался автоматизированными системами управления, защитил кандидатскую диссертацию. 11 лет был заместителем генерального директора по науке НТПО Ленсистемотехники. Вот уже 30 лет Иван Нефедович преподает в ИНЖЭКОНе. Десятки тысяч студентов получили экономические знания и переняли уникальный практический опыт на лекциях и семинарских занятиях Ивана Нефедовича. Коллеги по кафедре ценят Ивана Нефедовича не только за его знания и опыт, но и за неиссякаемый оптимизм и выдающиеся человеческие качества.

Наверх